попыгай

Эксперимент

Чудна Манежка в мирный день: впереди памятник Жукову, справа Александровский сад, позади Тверская, и вокруг - ни одного ОМОНовца и только одна полицейская машина. Прогуливающейся публике совсем не заметны два полицейских автобуса, аккуратно притулившиеся к стене исторического музея справа, и группка полицейских, тусующих рядом. Эти полицейские и стали моими подопытными в эксперименте, который я мысленно назвала "границы дозволенного". Идея эксперимента родилась у меня после того, как задержали участников акции, молча и без плакатиков стоявших напротив министерства обороны. Я решила зайти с другой стороны: подойти к полицейским, сказать, что я думаю о текущей политической ситуации и попросить, чтобы они меня задержали.

Рабочая гипотеза была такая: они меня задержат, привезут в ближайшее ОВД, сотрудники которого посмеются и отпустят меня с миром. Сразу скажу: гипотеза не подтвердилась, а произошел у меня с полицейскими следующий диалог.

Я: Здравствуйте.
Полицейский-1: Здравствуйте, чем можем помочь?
Я: Задержите меня, пожалуйста!
Полицейский-2: Зачем вас задерживать? Что вы натворили?
Я: Я очень плохой человек! Я голосовала за Популярного Оппонента, считаю приговор Болотникам несправедливым, а еще я против войны в Крыму!
П-1: Я тоже против войны, а кто за войну?
П-2? А где война?
П-1: Нет, у нас свобода слова! Ваши слова не подкреплены действиями. Идите сделайте что-нибудь, тогда мы вас задержим.
Я: А что для этого надо сделать?
П-2: А этого мы вам сказать не можем, иначе сами пойдем, как соучастники. Ладно, девушка, идите уже отсюда!

Итак, одиночные мыслепреступления у нас еще не караются.
Не знаю, можно ли это считать хорошей новостью.
винтажная женщина

(no subject)

Из последнего заседания суда по делу Удальцова и Развозжаева я поняла две вещи. Во-первых, Гиви Таргамадзе действительно существует. Во-вторых, если хоть четверть того, что рассказывал о нем свидетель Лебедев, правда, то этот Гиви не просто клинический идиот, у него совсем нет мозгов. Ибо человек, у которого есть хоть мозжечок, не стал бы давать денег российским левым революционерам и не требовать с них вообще никакой финансовой отчетности: левые революционеры их даже не пилят. Они их просто берут.
Что же касается самого заседания, оно произвело на меня впечатление какого-то абсолютного сюра. Если сравнивать с "основным" процессом, то правила, которые устанавливала судья Никишина, были подлыми, жестокими, несправедливыми, но она по крайней мере сама их придерживалась: наводящих и риторических вопросов не задавала и держалась строго в рамках дела. Не то судья Замашнюк! Адвокату Аграновскому запретил выяснять, что, как, в каком количестве и какой последовательности революционеры пили с Гиви Таргамадзе, а сам пол-заседания только об этом и спрашивал. Но и Аграновский хорош: пытаясь выяснить политические убеждения Лебедева, стал в конце спрашивать про его позицию по Крыму. Какое отношение это имело к массовым беспорядкам на Болотной площади (которых не было), так никто и не понял.

Удальцов от всяких вопросов к Лебедеву принципиально отказался.
Впрочем, всех собак, похоже, повесят на Развозжаева.
винтажная женщина

Весне дорогу

Депрессия все косит наши стройные ряды: и на улице черти что, и в новостную ленту глянуть страшно, и повод для порадоваться нужно искать специально. Мне такой повод попался, поэтому делюсь.

Вот здесь происходит, по-моему, очень славный благотворительный аукцион «Грачи прилетели», на котором можно, поторговавшись, купить симпатичный скворечник – себе или в подарок ближнему. Их там есть, кажется, под каждый темперамент.

Скажем, мне закономерным образом больше всех нравится скворечник для оптимистов: во-первых, мне бы в принципе чего поярче, а во-вторых, если водку пить печально, можно, как известно, тихо ошизеть.

Но не менее замечателен скворечник Кеша – уже потому, что домик для скворца с изображением попугая прекрасен как идея.

Если кто, мятежный, ищет бури (что безусловно лучше, чем хандра, привычная и долгая), тому есть скворечник Буреломный.

А если вы видели, уже не видя, глаза зеленые весны, взгляните на скворечники Дерево цветет и Синичкина весна. Это вас ни к чему не обязывает.

Да, главное-то чуть не забыла!

Все средства от продажи скворечников пойдут в пользу онкологических больных, подопечных фонда Advita

Так что поучаствовать – это такой способ порадовать себя и одновременно сделать хорошее дело. Ну, или наоборот.

А если вы, не собираясь ничего покупать, просто скажете пару слов об акции у себя в жж, фейсбуке, контактике или твиттере, то придумавшие все это Татьяна Найко, Анна Кулакова, Марина Корнакова и примазавшаяся к ним lenagr тоже будет вам очень благодарны.
винтажная женщина

Репортаж с дерева

"Начало заседания в Замоскворецком суде задержали на три часа. Задерживать граждан, пришедших поддержать узников, начали практически сразу. Однако больших событий, кажется, почти никто не ожидал.
Без пятнадцати двенадцать около здания собралось уже довольно много народу. Кто-то стоял с плакатиками, иные фланировали в толпе, раскланивались со знакомыми, обсуждали Украину. Время от времени начинали скандировать «Свободу политзаключенным», «Свободу» (и по очереди имена узников), «Не будет свободы – будет Майдан». По обеим сторонам небольшого переулочка уже тусовались ДПСники, обычные сотрудники полиции, а также ОМОНовцы (на этот раз без касок), якобы следившие за тем, чтобы граждане не занимали проезжую часть. Конечно, ОМОНовцы не каждый день выполняют обязанности регулировщиков, но с другой стороны – какой митинг без них!
Изнутри толпы незаметно было, что несколько больших автозаков уже стоят у обочины Большого Татарского переулка и ждут своего часа. Не знали пришедшие от метро Павелецкая и о том, что переулок перекрыт переносными металлическими барьерами не только на подходе к суду, но и со стороны набережной. По образовавшемуся пустому загону ходили несколько человек: на рукавах красные повязки, на повязках надписи: «Дружинник».
Первых задерживаемых хватали с краю – сначала точечно, но судя по раздававшемуся немедленно скандированию «фашисты» и «стыдно быть ментом», – довольно жестко.
Возглас «Полиция на стороне народа!» (Кто это? Неожиданно осознавший свою неправоту полицейский? Провокатор? Или просто дурак?). Почти сразу после этого на крышу ближайшего автозака вспрыгнул человек в трениках, сером камуфляже и черной шапке, надвинутой на глаза. С этого момента задержания стали более интенсивными и гораздо более жестокими: каждого человека хватали семь-восемь ОМОНовцев, бегом волокли в автозак, и за всей этой компанией неслось трое-четверо людей с фотоаппаратами. Твиттер, меж тем, молчал: заседание еще не началось.
Лезу на дерево – что называется, от греха подальше. С дерева хороший обзор: переулок виден от начала почти до конца, а если чуть-чуть развернуться, то и Татарская примерно на треть. Видно, что народу пока еще много, и есть некоторая ротация: пока что можно уйти самостоятельно, а на место ушедших и задержанных подходят те, кто собирался быть чуть позже и еще не знает о происходящем. Через некоторое время подходят к моему дереву Валя Чубарова и Ольга Трусевич: забрали, говорят, твоего мужа! Через некоторое время муж и сам звонит: сижу, говорит, в автобусе, не побили, очки только потерял. Куда везут – непонятно. Позже выяснится, что в ОВД «Пресня».
Затишье. Митингующие выпустили на волю белых голубей, и связку белых шариков, к которой был привязан большой баннер: «Свободу героям 6 мая». Веревка зацепилась за какую-то ветку, шарики застряли, баннер застыл над толпой. Через некоторое время к дереву подъехал трактор, ковш стал подыматься вверх, в толпе раздался хохот: «Путин с шариками воюет!» Однако победить шарики так просто не удалось, и человек, сидевший в ковше, ограничился тем, что отрезал и забрал баннер. Новости из твиттера: «Ребят завели в зал». «Адвокаты тоже там». «Заседание переносится на неопределенный срок». Непонятно даже, на сегодня или нет. На всякий случай, не расходимся.
Впрочем, разойтись уже нельзя было при всем желании: ОМОНовцы, вставшие сплошной цепью, оттесняли людей к домам, к металлическим барьерам, к короткой цепочке, перекрывшей улицу. Один из них в мегафон произносил: «Ваше мероприятие не согласовано с органами исполнительной власти. Просьба соблюдать спокойствие и порядок. Просьба разойтись. Не мешайте работе полиции». Звучал мерный ритм колотушки буддистского монаха, раздавался пронзительный свист, двоих-троих людей уволакивали в очередной автозак, затем на секунд на тридцать, может, на минуту – наступало затишье: ОМОНовцы, не стоявшие в цепи, о чем-то тихонько советовались друг с другом, после чего все повторялось. И вновь, и вновь. Монаха в конце концов тоже задержали, но от этого мало что изменилось.
Сопротивляться ОМОНовцам физически трудновато, поэтому граждане решили петь. Однако, в отличие от украинцев, у нас не нашлось песни о человеческом мужестве и благородстве, которая объединяла бы всех. В голову пришли «Священная война», «Кипучая, могучая», и, кажется, «Врагу не сдается наш гордый Варяг», однако слова довольно мало кто вспомнил.
Нас осталось совсем мало, когда Твиттер, наконец, сообщил: «Все виновны. Подробности в понедельник, в 10.30».
Задержания, в основном, прекратились. Теперь надо бы слезать, но несколько ОМОНовцев прям в двух шагах стоят: ну как слезу, тут-то меня и возьмут тепленькую? (Вернее, наоборот, холодненькую: замерзла я довольно сильно). Но вокруг уже стояли люди, несколько молодых людей говорили, дескать, прыгай, мы тебя поймаем, а Навальный шутил, не собираюсь ли я остаться там до понедельника.
Улыбочку, Алексей Анатольевич!

Подборка фотографий, включая войну с шариками и улыбочку Алексей-Анатольевича
ботаник

(no subject)

Друзья, добрый день!

Я ищу профессионального преподавателя русского языка для итальянца.
Подчеркиваю – нужен человек, который занимается обучением иностранцев не как хобби и ради культурного обмена, а который имеет глубокий профессиональный опыт на этом поприще.

Итальянец – серьезный молодой бизнесмен. Русский язык практически на нуле, знает только самые базовые вещи, умеет немного читать, немного понимает.
Собирается открывать здесь свой бизнес, поэтому ему нужна не только база языка, но и уклон в бизнес-тематику, деловое общение.

Что он хотел бы видеть в своем будущем преподавателе:
- Разумеется, профессионализм, умение четко донести изучаемую программу.
- Приветствуется владение всевозможными интересными методиками запоминания материала, креативная подача.
- Умение мотивировать (пока для него изучение русского ассоциируется со страданием; очень хочется найти человека, который мог бы его «зажечь»)
- Четко спрашивать со своего подопечного домашнее задание и, если надо, наказывать ;) В общем, не забывать время от времени держать в ежовых рукавицах :)

Преподаватель может объяснять материал как на итальянском, так и на английском языке.

Занятия только живые (скайп не подходит совершенно), в Москве, 2 раза в неделю, предпочитаемые дни – вт и чт, но возможно договориться и о другом графике.
В вечернее время, ориентировочно в 19:30.

Если Вы или кто-нибудь из ваших друзей-лингвистов может помочь в данной ситуации, присылайте письмо с резюме на адрес dare.speranza@yahoo.it
ботаник

(no subject)

Левакам нужно пройти курс стиховедения: "Революция вместо олимпиады!" или "капиталист - дерьмо" - что это за кричалки, в самом деле! И почти все у них такие.
Еще забавное наблюдение: есть кричалки хореические, ямбические и чертикакические, но почти нет таких, основу которых был бы положен трехсложник. Исключения: "Свободу политзаключенным" и "Руки рабочих // Красного цвета // Руки рабочих // Держат планету". Последнее, впрочем, можно считать исключением лишь условно, поскольку кричится она на 2/4 (не знаю, как это описать в стиховедческих терминах).
А так ничего была акция. С точки зрения количества вполне удовлетворительная. Правда, молодежи мало. Что расстраивает, конечно.
lady Fomenko

Сюрприз от прокурора

..."Болотный процесс" шел ни шатко ни валко. Защитники подавали ходатайства. Прокуроры возражали, но так тихо, что их не было слышно не только в прямой телетрансляции, но и в самом зале суда. Часть ходатайств отклонялась, но некоторые даже и удовлетворялись. Тринадцать ходатайств подал подсудимый Кривов. Наконец и он иссяк. Представители пишущей прессы вяло скандалили с приставами, чтобы проникнуть в зал заседаний. Почтеннейшая публика с важным видом рассуждала, когда начнутся прения и будет приговор: до Олимпиады или после.

Напряженность спала. Происходящее выглядело почти как независимый суд – почти, потому что ни одного документа, свидетельствующего о невиновности Артема Савелова, к делу так и не приобщили.

Участники процесса и наблюдатели довольно сильно обалдели, это видно по тому, что они порой путают, кто есть кто. То адвокат Макаров соберется говорить последнее слово. То подсудимый Барабанов согласится с мнением своих подзащитных. То пристав начнет вещать от имени суда. То незадачливая журналистка в последний момент обнаружит, что вместо "подсудимые" написала в своей заметке "потерпевшие". И лишь судья Никишина верна самой себе: безупречная осанка, многозначительная улыбка, богатые интонации.

Зседание подходило к концу. У защиты кончились ходатайства. Судья спросила, есть ли что-нибудь у обвинения.

И вдруг.

Вдруг со своего места встала прокурор и звонким голосом юной пионерки заявила, что она ходатайствует об оглашении протоколов обысков всех обвиняемых, справок из психдиспансеров, служебных инструкций полицейских, результатов разных экспертиз – это был список какой-то дикой длины, восемь листов некрупным шрифтом!

Наконец, она завершила. На некоторое время в зале воцарилась тишина, затем все пришло в движение. Все галдели и хихикали, включая судью Никишину; серьезный вид сохраняла лишь прокурор (неужто она сама это придумала?)
Это неожиданное ходатайство, да еще поданное в таком виде, тут же породило массу разнообразных вопросов у публики, и даже у защитников. Что это было? Кто это придумал? Кому это выгодно? Кто виноват? Что делать? Кому на Руси жить хорошо?

Я, пожалуй, воздержусь от каких бы то ни было гипотез.
Но читателю не возбраняется.

На Свободе
lady Fomenko

(no subject)

Допрос всех восьми обвиняемых уложился в два дня. Заседание началось с командного голоса, не терпящего возражений: "Поскольку ряд защитников, в том числе подсудимый Кривов, перешли к дополнениям, переходим к допросу обвиняемых!" Голос принадлежал судье Никишиной, разумеется. Ее часто сравнивают с учительницей, но тут, пожалуй, уместнее будет сравнение с дрессировщицей крупных хищников.

Адвокаты пытались вызвать очередного свидетеля, но их попытки не увенчались успехом. Тем не менее, они явно были готовы к такому повороту событий – по крайней мере, половина из них.

За первую часть заседания успели допросить Ярослава Белоусова, Степана Зимина и Алексея Полиховича.

Правду говорить легко и приятно – под этими словами мог бы подписаться любой из подсудимых.

Белоусова допрашивали вполне благожелательно: может, потому, что адвокаты Горяйнова и Аграновский заранее задали все возможные вопросы, не оставив места прокурору и судье, а может, благодаря всепобеждающему мягкому юмору.

Белоусов: То, что происходило, было точно не митинг.
Аграновский: Вам вообще часто приходится драться?
Белоусов: Последний раз я дрался, наверное, лет в семь.
Прокурор: Почему вы вели себя агрессивно?
Белоусов: Я не вел себя агрессивно, я очень добрый человек.
Collapse )
На Свободе
ботаник

(no subject)

Снилось, будто научный руководитель предложил мне написать работу о рецепции кириллицы у каких-то северных народов. Для начала реконструировать алфавит.
Наверное, это знак!