dohlik_nemruchi (dohlik_nemruchi) wrote,
dohlik_nemruchi
dohlik_nemruchi

Послушали дела Гонгальского и Осипова в Тверском суде.

Дважды - сперва на Гонгальского, потом на Осипова - показания давал Кухначев Андрей Анатольевич, сотрудник второго оперативного полка, и вранья в его показаниях было на удивление мало. Нет, ранее не знаком. Нет, неприязненных чувств не испытываю. Да, видел на акции, с плакатами. Что они пикетировали? Не помню (обвиняемые подсказывают - под неодобрительным взглядом судьи Неверовой). Ну да, группа людей перед зданием, более двухсот человек. Что они делали? Ну, стояли, давали интервью. У данного гражданина папка такая на груди висела с файлами, данный гражданин (это Гонгальский) ее перелистывал. Да, у Осипова тоже был плакатик, на деревянном шесте. Как он его держал? Не помню. Расстояние между ними? Ну, примерно как от стены до стены (а 33-й зал заседания в Тверском суде удивительно компактен).

Были в показаниях Кухначева, однако, досадные неточности. Так, он показал, что Гонгальский перелистывал папку с файлами, в то время как она просто висела.

Ольга Степанова, корреспондент газеты "Российские недра", выступала свидетелем со стороны защиты.
Стоял с плакатом, да. Но видеть второго плаката не мог, так как стоял к нему спиной и вообще беседовал на профессиональные темы. Расстояние? Не знаю. Не скажу. Плохой глазомер.

Свидетель Салженикин в своих показаниях пытался подробно обрисовать географию пространства: тут здание, тут лестница, тут пролет... Тщетно! Допрос его напоминал игру в да-нетку: Гонгальский находился около здания? Около двери? Около двери в какое здание? Около госдумы? Нет? Около Совета? Да не надо про лестницу! Возле лестницы какого здания находился Гонгальский? В конце почтеннейшая публика уже неприкрыто хихикала.

После допроса свидетелей Бронислав Иосифович произнес пламенную речь: он не только не признает себя виновным, не только не согласен с тем, что ему написали в протоколе, но и считает, что этим задержанием были нарушены его права и он не смог исполнить свою миссию, т.е. донести до сенаторов мысль, что так законы не принимаются.

Судья удалилась в комнату для совещаний, а обвиняемых, адвоката и публику удалила в коридор. Совещалась судья долго. За это время все успели сфотографироваться друг с другом, обсудить оптимизацию эффективности и другие внешние угрозы, послушать небольшую лекцию Осипова о выученной беспомощности и подумать о предстоящих выборах. Наконец, всех пустили в зал.

Суд постановил: Гонгальский виновен, однако не как организатор, а как участник.
10 000 штрафа.

После этого судили Осипова. Все было один в один. Разве что свидетелей защиты не нашлось.

Оба с приговором не согласны, штрафов платить не собираются, а собираются, наоборот, его обжаловать.
Будем надеяться на успех?
Tags: мар-разм, мы Кафку сделали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment