November 3rd, 2011

lady Fomenko

600-я запись

Ненавижу тот факт, что у людей есть эмоциональная сфера.

Все восторги, души прекрасные порывы, обиды, сентиментальные воспоминания и личные идиосинкразии, все эти добрые чувства, ехидство, дерзость, злость и веселость, глупое уныние, бессмысленную экзальтированность, тревожное ожидание, раздражительность и самое душевное равновесие - ненавижу!
Скучно без них, конечно, было бы. Но ведь и скука - эмоция...
lady Fomenko

// говорит: "Теперь я главный" (с)

Лет много назад моя младшая сестрица любила отрицать свою еврейскую каплю крови и идентифицировала себя как русскую (в чем тоже есть доля правды). Но однажды она услышала слово антисемит, и когда ей объяснили его значение, возопила: "Как это, наших евреев? Не любят? Да кто они вообще такие?!"

Не могу похвастаться ни ярко выраженной еврейской внешностью, ни тем более лицом кавказской национальности, однако посижу-ка я сегодня дома.

Берегите себя!
попыгай

Поговорим о прекрасном!

Что-то я все в последнее время про гадости разные пишу - расскажу-ка я вам для разнообразия о женской красоте!

В детстве я периодически была жутко и безнадежно недовольна своей внешностью. Причем, вещи, которые меня не устраивали, исправлению не подлежали, ибо я сторонница всего натурального.

Если собрать все мои былые представления о красоте, получилась бы следующая картинка.
Во-первых, волосы. У красивой женщины они непременно должны быть рыжими, кудрявыми и чем длиннее, тем лучше. В идеале чтобы до пяток, но в крайнем случае сойдут и до пояса.
Дальше. Если у женщины нет голубых глаз, то увы ей, она абсолютно безнадежна.
Теперь рост. У моей мамы 164, у папы 180, поэтому я с раннего детства знала, что до двух метров никогда не дорасту. Страдала.
И главное! Настоящая красавица - непременно негритянка.

Сейчас я вполне довольна своими жалкими ста семьюдесятью тремя сантиметрами, светло-карими глазами и обыкновенным цветом кожи, а на темно-каштановых волосах однажды - о ужас! - сделала даже и химию. Но почему-то сегодня, в день народного единства, вспоминаю я того мутанта с глубокой симпатией.

А у вас были какие-нибудь детские фантазии? Что воплотилось? А с чем, наоборот, удалось смириться?